Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Главный мужчина моей жизни

Сто пятнадцать лет прошло. Больше века.
Моего деда нет уже так давно, что память о нем стала зыбкой и расплывчатой, я с трудом представляю его лицо и очень радуюсь, когда вижу деда во сне. Где-то в памяти все хранится, но безнадежно завалено хламом, а сон подпинывает эту самую память, какую-то дверку в ней открывает, и тогда оживают родные люди, слышны их голоса, видны улыбающиеся лица. Тепло, которым согревают такие сны, живет в душе еще долго, придавая мироощущению ближайших дней ласку, доброту и какой-то неизъяснимый флер грусти и меланхолии.
Итак, если отвлечься от меланхолии. Я свято верю, что человек жив, пока о нем помнят! Я помню вас, дорогие мои.
Сто пятнадцать лет назад родился мой дед Павел.


Collapse )

При чистоте хорошей не бывает вошей!

Нет, не могу я молчать! Я должна показать эту книжку, которой исполнилось ни много - ни мало, а семьдесят лет.
Пожалуй, это самое трогательное и наивное издание, что попадалось мне в жизни. Простодушные подписи под картинками, а уж сами картинки - я слова подобрать не могу. Похоже, что сами монахини, объединенные в Сестричество Святых Имен Иисуса и Марии, рисовали эти иллюстрации, как умели. Молодцы, я бы и так не смогла!


Советы в книге совершенно актуальны для вчерашних, сегодняшних и, подозреваю, завтрашних детей. Но текст! Но картинки! Очень душевно.
Книга вполне прочная, только чумазая невыносимо, хотя я добросовестно протерла все странички. Ну, и прошить пришлось заново, старые скрепки заржавели и пробили бумагу в центре.
Наслаждайтесь, люди! Я получила огромное удовольствие, чего и вам желаю.
Здоровье - источник радости! Гигиена в картинках для малышей, Монреаль - Оттава, 1950Collapse )

Слово мудрости. Притча о Добром Самаритянине

Посмотрите, какая занятная книга попала мне в руки! Самое в этой книге странное на мой взгляд, это ее год издания. Первоначальная версия ее была издана 1987 году Библейским обществом Гонг Конга. Ну что же, почему бы и нет. Но через десять лет книгу перевели на французский и издали во Франции! И это мне уже совсем удивительно! В моем детстве говорили "поздно пить боржоми, когда почки развалились", так и тут с религиозным воспитанием подрастающего поколения что во Франции, что в Квебеке. Подозреваю, что книжка и сохранилась так хорошо, потому что никто не захотел услышать притчу о Добром Самаритянине.
Наивность немножко зашкаливает. Это и комментарии по поводу серии книг, коллекции, как ее называют "Слово мудрости", это и вопросы, предназначенные для обдумывания.
Великолепные иллюстрации! Очень душевные физиономии у персонажей. Я, собственно, из-за картинок книгу и храню.
В целом история скорее печальная, чем позитивная. Судите сами: на одного приличного человека, который не пожалел ни времени,ни денег, приходятся двое равнодушных, прошедших мимо, и целая шайка разбойников. Да и хозяин гостиницы не изъявил желания бесплатно выхаживать пострадавшего.
А вот и книжка

Я всегда думала, что речь идет просто о жителе Самарии, местности в Израиле. Пришлось искать, теперь знаю, что это не совсем так. Знание, конечно, из Вики, но надеюсь, оно верно.
Итак: Самаритя́не малочисленная этно-религиозная группа. Самаритяне считают себя потомками жителей Израильского царства, точнее, колена Иосифа, разделившегося на колена Ефрема и Манассии. Название группы и обозначение всей территории — Самария — происходит от названия последней столицы Израильского царства. Сильные культурные различия евреев севера и юга Ханаана имели место ещё с древнейших времён, но после возвращения евреев из Вавилонского плена произошло окончательное размежевание евреев и самаритян, сопровождавшееся взаимной враждой. Евангельский образ «доброго самаритянина» приобретал особые краски на фоне этой многовековой вражды.Collapse )

Обнимашки-целовашки

Люблю я копаться в книгах, которым много лет! Вот и теперь нашла такую душевную книжечку, трогательную и довольно бессмысленную. В ней и переводить-то нечего, это для совсем маленьких, только картинки. Хотя как раз название я затрудняюсь перевести каким-то понятным русским словом. Эти moumours что-то вроде нежных обнимашек-целовашек. Какое слово подходит? Ну да ладно, я напишу обнимашки, но вы помните, что это очень сильные и горячие обнимашки. Да еще там персонаж смешной, с ушками и пупочком.
Вот и книжка под названием "Обнимашки, это согревает!"



Collapse )

Матрешки и мы

Скажите, вам часто попадаются дети, играющие матрешками?
Мне не встречались такие, пока не подросла младшая внучка. Представляете, играет! И старшего брата к этому приохотила, усаживаются на нашей кровати - там удобнее, чем за столом - вытряхивают все, перемешивают и какие-то сложные недоступные моему пониманию манипуляции совершают. Очень довольны.



Правая матрешка очень солидного возраста, её кто-то моему сыну подарил сорок лет назад. К игре не привлекалась, пиналась и валялась по углам, понятия не имею, как сохранилась. Две новых - это подарки, привезенные дочерью из России; любящие родственники преподнесли.
Теперь-то никто не покусится на матрешную семейку, будут жить в ожидании следующих детей в семействе!Collapse )

Мадам Мегре советует



Интересно, сколько лет я храню этот буклет. Лет сорок пять уже. Хотя никогда не пользовалась. Или это не буклетом называется? Как назвать комплект карточек размером со школьную тетрадку наших времен? Карточки вложены в обложку, а дополнительно перехвачены бумажной лентой с текстом.



Новеньким это изданое было очень симпатичным. Collapse )

БОРОДИНО

Если спросить кого-нибудь о Лермонтове, первое, что прозвучит в ответ, это "Бородино". Кажется, что мы родились, зная знаменитый зачин "Скажи-ка, дядя...", это как в пушкинском стихе, строки льются свободно, как дыхание, такое впечатление, что поэту и задумываться над рифмой не приходилось. В то же время я согласна с мнением, высказанным Вайлем и Генисом в их "Родной речи", что Лермонтов гораздо лучший прозаик, чем поэт. Это очень верное замечание, потому что "Герой нашего времени" написан взрослым мужчиной, а "Бородино" или "Мцыри" восторженным юношей. Конечно, юношей. Мучительно больно думать о возрасте Лермонтова, он же до двадцати семи не дожил! Представляете, сколько не написано... СКОЛьКО!Collapse )
Издательство "Малыш", 1977

Бедный зайчик

Все мы над чем-то плакали в детстве. Над умершим котенком, над замерзшей птичкой, над Белым Бимом и над Колобком, которого съела лиса, или над безрадостной жизнью гуттаперчевого мальчика. А я рыдала над зайчиком, лет с четырех мое сочувствие ему переливалось через край. Честное слово, даже сейчас сердце сжимается, когда читаю младшим, и я боюсь, что они услышат, как дрожит мой голос.


Collapse )

Пять минут книг - это очень, очень много!

Шутка. Мало, конечно. Самое печальное, что они, эти пять любимых книг, меняются с годами. Что-то было важным вчера, а сегодня его заслонило другое.

Давно не брала в руки, например, Макса Фриша. Да и Стругацких. И Конецкого, и Искандера. Это те, на кого сейчас взгляд упал, любить не перестала, перечитала бы с наслаждением, но всегда что-то перебивает. Поэтому надо думать и искать, не глядя на книжные полки, что в голове сейчас на поверхности, что помогает сегодняшней жизни. Интересно, новое или старое? Самой интересно, никогда не задумывалась об этом. Так что, большое спасибо за идею, есть повод покопаться в мозгах.

1. Все-таки старое! "Убить пересмешника" Харпер Ли, великая книга о нравственных границах. Наизусть ведь знаю, но с удовольствием перечитываю
2. Воспоминания Николая Амосова, их я люблю больше, чем его размышления вроде "Искусственного разума", хотя это тоже интересно. К рассказу о жизни - любому, начиная с детства - возвращаюсь постоянно, очень помогает подопнуть саму себя
3. "Лунин" Натана Эйдельмана. Впервые прочитанная в школьные времена, эта книга произвелa на меня такое впечатление, что я почерк изменила, копируя Михаила Лунина. Так и писала меленькими квадратными буквами, почти печатными, и в школе, и в институте
4. Недавно прочитала "Географ глобус пропил" Алексея Иванова. Жалею только о том, что раньше не читала! Это потрясающе! Впечатление, послевкусие и боль, которые порождает эта книга, сразу не забудешь. А еще и перечитываю помаленьку, чтобы разумно дозировать эмоции, но постоянно подпитывать их
5. В этом же ряду Александр Чудаков "Ложится мгла на старые ступени". Началось с того, что прочитала три раза подряд, вот просто дочитывала и открывала сначала

Как, уже пять? А что же делать c настольной у меня, в прямом смысле, "Сагой о Форсайтах" Голсуорси? И обожаемым "Вином из одуванчиков" Бредбери? Оно столько раз помогало мне восстановить душевный покой, я его так люблю, а в пятерку не включила... И огромный кусок моей души отдан навек Игорю Можейко, безумно люблю его "Тайны...", все. Это так интересно, что можно перечитывать бесконечно и с любой страницы. Его же в ипостаси Кира Булычева тоже люблю, но без фанатизма.

Навеяно вот этой идеей: https://afisha-lj.livejournal.com/829636.html?utm_source=newsletter&utm_medium=email&utm_campaign=weekend_09_21&media

Перестройка и книги

Это я не про книжный бум, обрушившийся на наши головы. Не про то, как читали мы в те годы толстые журналы, не про жуткое качество книг, напечатанных чуть ли не на оберточной бумаге, не про лавину сонников, сборников анекдотов и паршивых детективов, захлестнувших прилавки; про это надо писать научное исследование.
Такие глобальные цели не по мне, я уж так, помаленьку воспоминаниями поделюсь.Collapse )