Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

При чистоте хорошей не бывает вошей!

Нет, не могу я молчать! Я должна показать эту книжку, которой исполнилось ни много - ни мало, а семьдесят лет.
Пожалуй, это самое трогательное и наивное издание, что попадалось мне в жизни. Простодушные подписи под картинками, а уж сами картинки - я слова подобрать не могу. Похоже, что сами монахини, объединенные в Сестричество Святых Имен Иисуса и Марии, рисовали эти иллюстрации, как умели. Молодцы, я бы и так не смогла!


Советы в книге совершенно актуальны для вчерашних, сегодняшних и, подозреваю, завтрашних детей. Но текст! Но картинки! Очень душевно.
Книга вполне прочная, только чумазая невыносимо, хотя я добросовестно протерла все странички. Ну, и прошить пришлось заново, старые скрепки заржавели и пробили бумагу в центре.
Наслаждайтесь, люди! Я получила огромное удовольствие, чего и вам желаю.
Здоровье - источник радости! Гигиена в картинках для малышей, Монреаль - Оттава, 1950Collapse )

О доме думать надо!

Это я вспомнила детский анекдот о слове из трех букв на заборе.



И вовсе это не то, что вы подумали! Это всего лишь свиные хвостики, я свой зельц варила. Нечаянно сыпанула тройную порцию паприки, теперь с ужасом жду застывания. Цвет-то немножко слишком яркий получился, хотя на вкус это не влияет.
Когда я покупала детали для своего варева (два языка, два хвостика, копытце, голяшка и одно ухо - все свин), мне попалась на глаза одна вещь, о которой мечтает мой давний друг bergberg



В отличие от меня она готовит зельц красивый и в оболочке из свиной шкуры: https://bergberg.livejournal.com/968130.html
Зато у меня шкура продается!
В мире категорически не хватает разумного равновесия

Флешмоб

Из пяти предложенных пар надо выбрать предпочитаемое. И аргументировать свой выбор. Задание мне любезно придумала murskij, за что ей огромнейшее спасибо.
Итак, приступаю.
1. Лето на море или на даче в пригороде?
2. Отбивная или рыбная паэлья?
3. Сапоги или ботинки?
4.Вы охотнее общаетесь со стариками или с детьми?
5.Отдых в компании или в одиночестве? Collapse )

Бабка Черепаниха

Много лет тому назад, в январе 1946-го, сорокалетняя женщина с двумя дети ехала в Норильск. С первым мужем она рассталась задолго до войны, второй погиб, а сама она только что демобилизовалась и забрала детей, проведших военные годы в детском доме. Старшая, семнадцатилетняя дочь была доведена дистрофией до очень тяжелого состояния, ее надо было срочно откармливать и приводить в норму, а в Норильске пообещали не только северную зарплату, но и усиленный литерный паек. Обещание сдержали, но это будет позже, а пока шинель на плечах вместо пальто, постирушки в плафоне, снятом с лампы в гостиничном номере, и украденное там же в гостинице байковое одеяло, из него были сшиты штаны для сына.
В те времена регулярных рейсов в Норильск не существовало. До Красноярска шел поезд, а потом надо было ждать в аэропорту, пока не появится "борт" до Норильска. Для проезда требовались и пропуск, и вызов; эти требования отменят ненадолго в годы перестройки, но потом город опять приравняют к закрытой пограничной зоне, уже по просьбе жителей, задохнувшихся от лавины желающих спрятаться в Норильске в беспокойные времена.
Для нас важно то, что просто так по желанию в город прилететь было невозможно.
Но все это пока только присказка.
В аэропорту, где приходилось проводить день за днем из опасения пропустить самолет, к женщине в шинели подошла деревенского вида бабка с девочкой лет восьми и попросила помощи в совершенно неожиданном деле.
Это и была бабка Черепаниха. Не такая уж и бабка по нынешним меркам, лет около шестидесяти, но времена не располагали к поддержанию моложавого вида.
Овдовела Черепаниха давным-давно, детей своих не было, и жила она в предвоенные годы в няньках далеко на западе страны. Хозяева ей попались молодые, образованные,  к дочке их Черепаниха привязалась. Родители настолько доверяли  бабке, что, когда она собралась на лето повидать родных, девочку отпустили с нянькой в деревню под Красноярском. И было это летом 41-го.
Город, где жили родители, очень скоро оказался на оккупированной территории. Всякая связь прервалась, но Черепанихе и в голову не пришло отправить воспитанницу в детский дом. Деревенская жизнь в военные годы оставляла мало времени на сантименты; работа от рассвета до заката, ребенок, который только удваивал домашние хлопоты, но она продолжала растить девочку по мере сил , хотя никаких денег за это уже не получала.
Гремела война, двигаясь сначала на восток, а потом на запад, а вестей от родителей не было. Теперь уж не узнать, почему они не нашли или не пытались разыскать няньку, но Черепаниха сама, с помощью родных, принялась за поиск. И нашла ведь! Родители девочки благополучно эвакуировались и устроились на работу в Норильске, где за военное время вырос город вокруг огромной лагерной зоны.
Черепаниха хотела отвезти девочку родителям и, честно говоря, надеялась на оплату ее многолетней заботы. Но попасть в Норильск без вызова бабка не могла. Вот об этом и рассказала она женщине в шинели, почувствовав, что та сможет помочь. Угадала! Знаете, что было сделано? У сотрудницы, уже приглашенной и оформленной на работу в Норильск, было проездное свидетельство, куда вписывались члены семьи. И вот, вместо двоих детей, демобилизованная женщина привезла с собой мать и троих детей! А что в этом такого уж невозможного? Может и непривычно выглядела деревенская мать у офицера, политработника, историка с высшим образованием, но годы советской власти так перемешали звания и сословия, что никого ничто  не удивляло.
Так и прилетели бабка Черепаниха с воспитаницей в Норильск. Родителей удалось найти быстро, но признавать ребенка они долго не соглашались, подозревая, что Черепаниха пытается подсунуть им какую-то свою родственницу. Конечно, девочка за прошедшие годы выросла и изменилась, но по каким-то родинкам ее в конце концов опознали. А с деньгами у Черепанихи не получилось, не заплатили ей за годы верности и преданности. Вот тогда она опять нашла демобилизованную женщину, свою фиктивную дочь. Та уже работала, получив квартиру и какую-то казенную мебель, но налаживать быт времени не было. Бабка Черепаниха оказалась совершенно незаменима именно в этом доме. Полученная по литерным карточкам мука перестала мертвым грузом лежать на кухонном столе, трансформируясь в пироги и шанежки, консервы,оленина, даже дефицитное молоко - все преобразовывалось во вкусную добротную еду.
Шли месяцы. На новом месте бабке добросовестно хотя и скромно платили, денежки подсобрались, и Черепаниха засобиралась в обратный путь. Кстати, она ухитрилась сохранить свой проездной документ.
Через год с лишним в дверь позвонили; на пороге стояла Черепаниха, а с ней рядом девушка, рыжая-прерыжая и вся в веснушках. Нет, это не было дежа вю с потерявшейся воспитанницей, бабка привезла свою племянницу устраиваться в новой жизни. Возможностей вырваться из деревни было не так много, и Норильск одна из них, недалекая и реальная.
Черепаниха заняла привычное место у кухонной плиты, и опять на несколько месяцев в доме воцарились пироги, блины и прочие вкусности, которые, казалось, выпрыгивали из противней и сковородок, управляемых сноровистой бабкой.
Через много лет бабка Черепаниха еще раз приедет к той женщине, теперь уже в Москву, в гости, и еще раз все  домашние полакомятся замечательными сибирскими шаньгами с черемухой.
A племянницу устроили на работу, на учебу, в общежитие, и она жила в Норильске до самой пенсии, но это уже совсем другая история.